Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:23 

осторожно, лайт порн

in se
consider this diem carped
Название: Социальная биология
Размер: мини, ок. 1200 слов
Канон: "Вера", Джон Лав
Пейринг/Персонажи: Смитсон/Тахл
Категория: нёх - потому что предупреждение. и пвп. потому что могу.
Рейтинг: R
Предупреждения: эмберрцы - не гуманоиды в прямом смысле слова. шахране - гермафродиты с неполовым способом размножения. книжка - большая и толстая. автор - хотел романтики и получил. вы - на свой страх и риск.





- Вы такие странные. – Смитсон втягивает воздух с тихим стрекочащим звуком, означающим смешок на его языке. – Мне всегда казалось удивительным, как вы выжили. Как развились и построили империю. В вас всё говорит о том, что этого не должно было случиться.
Тахлу кажется, что тёплое колышущееся желе облекает его со всех сторон, пытаясь втянуть его в себя и начать переваривать, - но на самом деле эмберрец обнимает его совсем легко, сзади и чуть сбоку. Ферменты, выступающие на поверхности его скользкого тела, едва ли способны причинить вред шахранской коже – отдельные чешуйки блестят от них, как от пота. Только у их оснований в кожу прорастает едва заметный зуд, и хочется потереться обо что-то и соскрести его, сбросить вместе с кожей.
- Вы сами пример того, что не должно было случиться, - замечает Тахл, не двигаясь.
Смитсон вновь смеется, и по его телу этот смех прокатывается вязкой волной. Его верхняя конечность продолжением этой волны скользит по тахловой руке, к одному из больших пальцев, и замедляет движение, лишь когда тот медленно выпускает когти, а затем так же медленно втягивает обратно. Снова показывает совсем немного, убирает, затем снова.
Когда-то это движение стимулировало ядовитую железу и вызывало невольное повышение агрессивности и готовность к бою – но с тех пор, как шахране эволюционировали, превратившись из совершенных хищников своей планеты в совершенных убийц внутри своей цивилизации, этот инстинкт изгладился, превратившись в символическое действие почти интимного характера.
Цивилизация шахран пришла в упадок после встречи с „Верой“ три сотни лет назад, но символ - и этого тоже - остался с ними.
Тахлу кажется забавным, что Смитсон интерпретирует этот жест как призывный, даже не понимая его смысла.

- Жаль, что ты не можешь разделить со мной эту иронию. – Голос эмберрца шелестит ему почти в ухо, и Тахл прикрывает вторые веки. – Любой вид, желающий продлиться во вселенной, испытывает радость от совокупления. Мы испытываем её всем телом. Любой разумный социум помнит о том, что потомство для вида важнее всего, и строит на этом связи. Я много размышлял, на чем же строили свои связи вы, пока они у вас были?
Тахл родился гораздо позже распада шахранской империи, и его не интересуют связи. Здесь, на борту „аутсайдера“, его интересует выполнение их миссии и возможность встречи с „Верой“, превратившей когда-то его расу в кучу осколков, разлетающихся друг от друга прочь при любом столкновении.
- Кто сказал тебе, что они у нас были, - говорит он, не спрашивая.
Влажный вкрадчивый зуд на коже становится сильнее, и он недовольно потягивается, потираясь боком о тело эмберрца.
Тот выводит из нижней части своего тела вторичную конечность, при его размерах она приходится Тахлу лишь чуть ниже пояса, тоньше и гибче основных. Она без труда пробирается под его форму, расправляясь с креплениями, и Тахл чувствует, как она скользит вниз по его животу, где чешуя реже и одновременно острее.
Этот участок еще менее чувствителен, чем даже руки – иначе шахране умирали бы куда чаще, чем рождались, - но Тахл всё-таки на секунду чувствует желание его остановить.
Смитсон скорее понимает это разумом, чем ощущает.
- У вас ведь даже нет половых органов, - непривычно, почти издевательски мягко замечает он.
- Органы размножения. Они у нас есть.
- И вам доставляет удовольствие их стимуляция?
- Нет, - спокойно врёт ему Тахл, пока его конечность и вторая следом находят небольшой карман на его коже у сгиба бедра, проскальзывают внутрь, вызывая в глубине дрожь, похожую на смесь отвращения и интереса, переведенных из категории сознания в категорию физического.
Тахл снова толчком выводит наружу ядовитые когти, и Смитсон это видит – но не прекращает.
- Ну, и зачем такой сложный процесс виду, который пошёл по пути самооплодотворения? – интересуется он, словно поддерживая светскую беседу.
Сейчас Тахлу кажется, что ферменты его тела стали еще более вязкими, плотными, возможно, изменили состав – или он сам наконец привык.

Процесс пищеварения у эмберрцев всегда выглядел для него чем-то противоестественным – способность поглощать растительную пищу всей поверхностью влажного мягкого тела была чем-то диаметрально противоположным хищническим инстинктам шахран по всем возможным аспектам. На корабле класса „аутсайдер“, собравшем в своих недрах самых неприспособленных к командной работе людей, не могло быть двух более далеких друг от друга существ, чем гениальный техник с Эмберры и шахранин.
Возможно, именно поэтому то, что происходит сейчас, не вызывает у Тахла настоящего отторжения – это просто слишком странно и слишком не похоже на то, что он может назвать допустимым или недопустимым.
Строго говоря, он вообще никогда не задумывался о том, что так можно.

Скользкие конечности Смитсона скользят по его телу с влажным звуком, обе вторичные двигаются под его кожей аккуратно и равномерно, словно изучая рисунок нервных импульсов, который пробирается в тело всё глубже, становясь ещё одной невидимой конечностью эмберрца, задевая что-то внутри и добиваясь отклика.
Тахл не замечает, как сжимает участок прильнувшего к нему тела на уровне плеча все крепче, пока по его телу не проходит несколько спазмов, от которых дыхание словно проваливается глубже горла. Из глотки вырывается только гортанный хрип, и это длится, длится еще несколько бесконечно долгих секунд, - а затем мир вдруг обретает кристальную чёткость, и Тахл рывком разворачивается, почти впиваясь вздрагивающими когтями в колыхающуюся плоть эмберрца.
- Ты понимаешь, что делаешь?! – шипит он хрипло, потому что в эту секунду одними инстинктами, без всякого анализа и никогда прежде такого не испытывая, точно знает, что именно это должно было быть.
- Изучаю вашу социальную биологию, - усмехается Смитсон, и по его огромным золотистым глазам Тахл отчётливо видит, что тот понимает.
Вторичные конечности Смитсона осторожно выскальзывают из всё ещё слегка пульсирующего кармана в углублении между его животом и бедром. Он отворачивается, отходя от эмберрца, и тот с тем же влажным звуком отступает на шаг в обратную сторону.
- Значит, непрямая стимуляция, - бормочет тот, будто пробуя слова на вкус всей поверхностью тела. – Тоже не дурной способ. Какие у вас живучие инстинкты...
Тахл не смотрит на него.

Дело даже не в том, что только что эмберрец узнал о его расе нечто интимное и странное, чего не знал он сам и наверняка не знали последние несколько поколений разобщённых шахран, давно забывших, зачем нужны социальные связи и вмешательство в личное пространство друг друга.
В тела друг друга, изначально заточенные под возможность выжить и размножиться без всяких сородичей вокруг - но ставшие в процессе совместного развития удивительно чуткими к сигналам улучшения условий вокруг, говорящим о том, что следует пользоваться моментом. И лучшим сигналом, стимулирующим естественные процессы, всегда был тот, что транслировался действиями сородича, подсознательно или открыто ждавшего того же в ответ.
За триста лет шахране почти сумели забыть этот механизм, отказаться от него вместе с тем, что делало их единой расой, но, как и рефлекс с ядовитыми когтями - он не забывал о них.

- Это должно было случиться не так, - спокойно говорит он, даже не желая смотреть, здесь ли еще Смитсон.
- Уверен? – со знакомой насмешкой тянет тот, и вопреки обыкновению вопрос Тахла не раздражает.
- Нет. Со мной этого прежде еще не случалось.
- С нами всеми здесь происходит что-то, чего никогда раньше не случалось.
- Но я пришёл не для этого. - Он делает паузу, думая, хочет ли объяснять что-то Смитсону. - Я пришёл сюда один, и я собирался уйти один. Так или иначе.
Эмберрец плавным движением обозначает жест, смутно напоминающий пожатие плечами у людей.
- Ваша философия, нет? Это всё равно будет иметь значение, только если ты выживешь.
- Я? – усмехается теперь уже Тахл, но Смитсон не пытается поправить свою речь, заменив местоимение на то, что могло бы означать что-то больше одного организма. Вместо этого он неуловимым движением снова оказывается рядом, и Тахл вновь чувствует на своей кожу вязкую влагу его ферментов и прикосновение одной из конечностей к своей шее.
Первый раз ему приходит в голову, что если бы хоть один из них был хоть немного человеком, влажные прикосновения Смитсона и его объятия чем-то напоминали бы поцелуи.

@темы: обрывки, фик: Вера

URL
Комментарии
2017-07-12 в 05:55 

ash-sand.
Есть небо и море. Есть соль и песок.
Теперь прямо книжку почитать захотелось. А ведь, судя по предыдущему посту, не стоит.)
Можно перепост сделаю?

2017-07-12 в 11:42 

Altanera
Кто-то там собирался фанфичег по тварям написать и ответные ассоциации запилить...
Кто бы это мог быть, а?))

2017-07-12 в 12:05 

Госпожа Сеть
"То я дам Тобі сили" 2 кор 9, 8 "Кузнечиковые хомячки рождены убивать, и ночь только начинается!"
Какая странная и красивая история. Очень понравилось

2017-07-12 в 12:51 

in se
consider this diem carped
ash-sand., ну как - там есть моменты, ради которых можно. но придётся терпеть и пробиваться к ним через эээ многое) если у тебя тоже есть синдром "начал - не бросать же", то можешь на какое-то время влапаться в страдания.
да, конечно :3

Altanera, ассоциации впилю сегодня, вот те крест))) по тварям и прочие тексты дольше, но я пилю тоже. (и они тоже неприличные)

Госпожа Сеть, спасибо) первоисточник там вообще ебанутый

URL
2017-07-12 в 13:41 

ash-sand.
Есть небо и море. Есть соль и песок.
in se, я опасаюсь после отзывов.) Я болезненно переношу негармоничные книжки, автор которых боится биологии и любит писать о том, какое всё говно.(
К тому же там же всё равно романтики не будет?

2017-07-12 в 14:02 

in se
consider this diem carped
ash-sand., ну, там автор иногда вспоминает, что у людей бывает ЭТО. но чаще всего мельком и в связи с какой-нибудь гадостью. в метафорах и описаниях нцы больше, чем во всём тексте, вместе взятом, и не будь она такой беспомощной, бы я даже начал проникаться.

в принципе, большая часть книги - это бой с погонями основного корабля с врагом, и вот это могло бы быть реально очень рейтинговым и романтичным взаимодействием, оно иногда проступает... через всё, чем автор этот процесс облепил. и я не просто так намекаю на метафоры самого разного уровня фубли. в книге их дофига больше.

в общем, если вдруг возьмёшься, можно приходить ко мне материться, я пойму)

URL
2017-07-12 в 14:19 

Altanera
in se, и они тоже неприличные

:eyebrow:

2017-07-21 в 21:00 

truant
Странное впечатление, получила от текста больше рассудочной радости, чем эмоциональной. Вижу здесь попытку построить территорию гармонии на, похоже, действительно очень негармоничном первоисточнике. Зависла и думаю о всяком биологическом уже час, наверное ))

2017-07-21 в 23:17 

in se
consider this diem carped
truant, если честно, я вообще не рассчитывал на какую-то рассудочную или эмоциональную радость, я просто расчехлил и уединился с этим текстом подальше от людей
в первоисточнике правда всё очень, очень плохо и с гармонией, и с эмоциями, и с рассудком, чего уж там. но если оно будит какие-то фетиши или что-то подобное - считаю, что цель достигнута))

URL
   

слово, растение, нож

главная